eurotimesrussia.org
Евротаймс Россия Новости

Точные надрезы

Colin Kerr

Gönderildi: Pzt 9, Oca

Прецизионная кератотомия, выполненная фемтосекундным лазером в тандеме с катарактальной операцией, может быть столь же эффективна, как и имплантация торических ИОЛ.

Качество техники операций постоянно растет по мере накопления опыта в данной перспективной сфере. Этот вопрос осветил доктор Роберто Беллуччи из Больницы Веронского Университета, что находится на северо-востоке Италии.

“Это, бесспорно, оптимальный путь для катарактального хирурга, решившего избежать имплантации торической линзы больному с астигматизмом”, – отметил д-р Беллуччи на 19-м зимнем Конгрессе ESCRS, состоявшемся в Стамбуле (Турция).

Доктор также заметил, что участники опроса, проведенного ESCRS год назад (на Лондонском конгрессе), были убеждены – новшества в катарактальной хирургии снизят верхний порог послеоперационного астигматизма подлежащего коррекции до 0.5 D. Но он при этом он оговорился, добавив, что, исходя из личного опыта, считает торические ИОЛ надежной альтернативой.

Скажем, в исследовании, которое шло под началом Беллуччи и его партнеров, торические линзы успешно исправляли исходный астигматизм имеющийся у пациента. И при этом среднее значение остаточного астигматизма составило лишь 0.42 D.

Между тем, у торических IOL имеются недостатки. Их, например, приходится заказывать заблаговременно, что порой вынуждает хирурга откладывать вмешательство. Кроме того, при тяжелой гиперметропии или миопии подходящих линз может не оказаться. Наконец, ИОЛ требуют скрупулезной ориентации и могут вращаться после имплантации. А даже легкое вращение линзы способно нивелировать ее анти- астигматический эффект.

“Инцизионные техники тоже не безукоризненны. Центрировать надрез корректно отнюдь не так уж и легко. Стало быть, у хирурга нет гарантии соответствия рефракционного астигматизма и топографического роговичного астигматизма “, – посетовал д-р Беллуччи.

Фемтосекундный лазер сводит погрешности к минимуму

Роберто акцентировал внимание публики на неумолимой эволюции фемтосекундных технологий, которая сопутствует их повсеместному внедрению в практику офтальмохирургов. Он допустил, что в обозримом будущем этот прогресс выльется в рост эффективности лазера, установив паритет меж инцизионной хирургией и пересадкой торических ИОЛ.

Доктор привел результаты исследования, в котором 23 глаза 16 катарактальных больных (лиц в среднем возрасте 69-ти лет) подверглись разрезам фемтосекундным лазером, чтобы исправить врожденный астигматизм роговицы величиной от 1.5 до 5.5 D. Прежде чем браться за факоэмульсификацию, д-р Беллуччи выполнял точные роговичные надрезы. С этой целью он применял фемтосекундный лазер Victus (Bausch & Lomb), рассчитывая длину каждой насечки по протоколу Bascom Palmer.

“Этот достаточно старый протокол предложен для мануальных надрезов, но его аналог для фемтосекундного лазера еще не написан. Надеюсь, быстрое развитие лазерных технологий послужит стимулом к созданию такового. Пока же мы намерены использовать старый вариант”, – заметил д-р Беллуччи.

Спустя 6 месяцев средний астигматизм пациентов уменьшился с почти 3 D до 0.7 D. Но все же этот показатель чуть превысил 0.5 D – верхний порог, допустимый после катарактальной хирургии.

“Мы бы могли точнее вычислить угол выполнения надреза и принять во внимание несоответствие астигматизма определенного по топографии роговицы и по субъективной рефракции, планируя операцию. На этапе предоперационных расчетов нужно тщательно изучить роговицу с помощью камеры Шаймпфлюга”, – отметил д-р Роберто Беллуччи. Надрезы, выполненные фемтосекундным лазером, выигрывают у ручных благодаря возможности применения интрастомального подхода. Доктор упомянул об исследовании группы Гюнтера Грабнера, в течение которого на 16-ти глазах 16-ти больных врачи выполняли интрастромальные надрезы.

Протокол испытаний гласил, что длина дуги и оптическая зона в 7.5 мм были едиными для всех совершенных надрезов. “В целом, итоги были удовлетворительны, пусть и наблюдалось характерное отклонение от рефракции цели на 0.7 D. Видимо, роговицы разных глаз по-разному ответили на одну и ту же процедуру”, – пояснил д-р Беллуччи. По мнению докладчика, надежность инцизионной техники вырастет с внедрением номограмм нового типа, основанных на эмпирических данных и специально рассчитанных под фемтосекундный лазер. В число иных устройств и практик, способных повысить надежность метода, входят: изогнутый интерфейс, который не провоцирует сильной аплпанации роговицы и её складок, детальное обследование задней поверхности роговицы, а также предоперационная и интраоперационная ОКТ, направленные на формирование плана вмешательства и визуализацию надрезов соответственно.

“Фемтосекундные лазеры нового поколения дают возможность четко моделировать надрезы по снимку ОКТ, вычислять нужную глубину исходя из данных пахиметрии и применять интрастромальную технику выполнения разрезов. В этом состоит ключевое преимущество таких лазеров”, – подытожил д-р Беллуччи.